Выпуск 8

Слушать на сайте

Холокост, миссионерство, Бог, угрожающий раем и русская классика

Анна Каренина

Как то перешел разговор на русскую классику. Видимо, это связано с тем, что я сейчас готовлю серию электронных книг русской классической литературы в английских переводах для сайта Amazon.com. Соответственно, перечитываю бессмертные произведения. Но Анну Каренину Толстого, я прочитал на днях впервые. Кое-что мы все читали еще в школе (но там нам скорее отбивали охоту, чем прививали любовь к серьезной литературе), кое-что усвоили из фильмов. Но все знают, что ничто не может заменить чтение самой книги.

Не понимаю, как могло сложиться такое впечатление, что Анна – прекрасная женщина и ее любовь благородна и красива? Общее впечатление после романа – стервозная бабенка, которая как вампир высасывает соки из мужчины своими разговорами и претензиями на любовь. Эгоистка высшей пробы. Все ее мысли и желания вращаются вокруг ее и того, чем она дорожит больше всего – сына. Но даже и сына она бросает, и убегает за границу, хотя может получить в этот момент развод на очень выгодных условиях. Но эти выгодные для нее условия, на самом деле для ее эгоистической натуры непримемлемы – ей страшна мысль, что ее муж в этом случае будет выглядеть благороднее, чем она. Каренина живет идеей о том, что хоть она и падшая в глазах света, она все равно лучше других людей: лучше мужа, лучше окружения, лучше Вронского, лучше всех. У нее гордость, подобная гордости актрисы играющей в порнофильмах. Я упоминал прошлый раз об исследовании американских психиатров, обнаруживших, что у заключенных, осужденных за тяжелые преступления, и у порноактрис очень высокая самооценка. Анна Каренина – из того же числа. Женщина с чрезвычайно высокой самооценкой. Даже накануне самоубийства, она глядя на всех людей вокруг, испытывает доминирующее чувство – презрение к ним.

Выжить с такой женщиной можно только избрав линию поведения, которую избрал ее муж: остраненно-доброжелательную.

Измены женщин трагичнее, чем измены мужчин. Брат и сестра – Степан Аркадьевич и Анна Каренина. Степан Аркадьевич – жизнелюб. Он легко может любить несколько женщин в одно и то же время, оставаясь при этом искренне любящим и свою жену, страдающим по поводу того, что она страдает. Это характерно для многих мужчин в силу их полигамной природы. Но не так у женщин, не так с Анной. Самое расхожее объяснение тому, что Анна бросила мужа, обычно звучит так: он заслуживала любовь, но муж не дал ей любви в семье и поэтому она предалась связи с Вронским. На это одна женщина прокомментировала в ответ: «Если женщину охватывает страсть, то даже к самому любящему мужу она начинает испытывать отвращение». Именно то, что испытывала Анна к мужу. Впрочем, потом и к Вронскому.

В этой истории жалко Вронского, потому что, женись он на нормальной девушке, он бы стал отличным отцом и мужем.

Мне кажется, что Анну Каренину нужно прочитать каждому молодому человеку и девушке, особенно перед тем, как заводить свою семью. Толстой лучше, чем кто другой изображает женскую и мужскую души, их радикальное различие, их диаметрально разные устремления, их различное восприятие любовных отношений. Друг Вронского Серпуховский очень метко заметил различие в словах: Мы мужчины делаем из любви что-то огромное, неземное, а женщины очень практичны. Они – вполне земные, их устремления совсем не такие, которые им приписывают влюбленные в них молодые люди. Отношения с женщиной, как груз. Если ты не в браке с ней, то этот груз у тебя постоянно в руках, и ты не можешь ничем заниматься другим, по-настоящему. Брак помогает упорядочить эти отношения, высвободить руки мужчины для другой полезной деятельности. Серпуховский сравнивает это с перемещением груза из рук, на спину, в рюкзак.

Это звучит, возможно, не так романтично, особенно для женщин. Но реалистичное восприятие поможет многим юношам также ответить и на нужны своих возлюбленных. Ведь мужчины, воображая, что их невесты – богини, неземные творения, легко забывают, что у этих неземных существ вполне земные потребности. Что богиням потребуется хорошие дома и квартиры здесь на земле, что им нужны средства к существованию, и желательно, побольше, что они будут очень озабочены своей безопасностью и благополучием своих детей. То все то, что для влюбленного мужчины звучит так прозаично, так банально. Но если бы женщины не были такими прозаичными, жизнь на земле прекратилась за пару поколений.

Романтика для мужчины – это когда рядом прекрасная женщина, вместе с которой он восхищается красотой окружающего мира, даже вдали от удобств цивилизации. Поэтому мужчины тянут своих девушек в походы, в горы, в путешествия, рискованные поездки.

Романтика для женщины – это когда муж восхищается ее красотой, и использует все ресурсы окружающего мира для того, чтобы создать все удобства для нее. Поэтому женщина ожидает, что муж подарит ей великолепный букет, дорогое платье, кольцо с драгоценным камнем, поведет в дорогой ресторан и завершит этот день в гостиничном номере люкс с зажженными свечами.

Нужно читать классику. Особенно молодежи. И кажется, что общество все делает, чтобы заставить молодых людей читать Достоевского и Толстого. Но увы, пока мы молоды, мы глупы и не хотим узнавать то, что нам жизненно необходимо. Наверное, это и невозможно, читать Анну Каренину, когда тебе 16 лет. Ты просто не можешь понять их. Они – слишком далеки от тебя в твои 16 лет. А как без знания сердца своего избранника или избранницы вести нормальную жизнь? Тем более нормальную христианскую жизнь. Никак. Так что, кому некогда или лень читать русскую классику, слушайте мою программу.

Бытие или небытие

Один из моих слушателей написал комментарий к предыдущей программе. Я не просил Бога создавать меня, а вот теперь Он грозит мне адом.

Мне кажется я его хорошо понимаю. Во время депрессии меня одолевают именно такие мысли. Лучше было бы, если бы я вообще не существовал. Самоубийства я боюсь, да и тем более это никак не решает проблемы – человек то существует и без тела. А вот если бы была такая кнопка аннигиляции, чтобы и памяти обо мне не было, то нажал бы не раздумывая.

Во-во, не раздумывая. А в глубине души я-то понимаю, что существование лучше небытия. И что после смерти, когда Бог примет нас к Себе, у нас никакого сомнения не возникнет насчет слов Павла: «Кратковременные страдания ничего не стоят в сравнении с той славой».

Сегодня мы не видим славу, одни страдания. Они не кажутся кратковременными. Поэтому говорим, лучше бы не родится. Я не заказывал свое рождение! Я не просил меня рождать!

Да, это правда. Мы не просили, от нас не зависело наше рождение. Потому что мы не знаем собственного, что хорошо для нас, а что плохо. Все наше знание, в лучшем случае, это: «Не знаю как, но знаю, что не так!»

Адам тоже не выбирал жену. Он просмотрел всех живых существ, которые находились вокруг него и пришел к выводу: нет здесь мне партнера. И Бог, не спрашивая Адама, зная, что для того лучше, сотворил ему Еву, пока он спал. И хорошо сделал. Представьте себе мир, в котором нет женщин. Одни мужики! Может быть для кого-то это и неплохо, но мы-то понимаем, что это извращение, отклонение от нормы.

Бог, со своей стороны, видит наши беды, и спасает. Выводит из небытия в бытие. А когда видит, что мы со своим бытием делаем все возможное, чтобы сделать его невыносимым, посылает Своего Сына на смертельно опасную миссию спасения человечества.

Теперь Бог людям не угрожает адом. А скорее угрожает раем. И вот тут-то самая скверная часть природы дает о себе знать. Мы все равно считаем Божью затею творения неудачной. Не хотим даже заглянуть в будущее, которое Он приготовил для нас. Будущее, в котором не будет ни скорби, ни боли, ни горя, ни болезней, ни злобы, ни досады, ни депрессии, ни смерти, ни скуки. Мы полностью концентрируемся только на нынешних чувствах и говорим: «Лучше бы Он не творил». Мы себя считаем честнее и порядочнее. И тут начинается карамазовщина. Не скотская карамазовщина отца, а интеллектуальная карамазовщина Ивана. Иван Карамазов в глубине души знает, что, если он окажется на небесах, и увидит все, как оно есть, но он не сможет осудить Бога. Он скажет вместе со всеми: «Прав ты, Господи, ибо открылись пути Твои!» Но это значит лишиться дьявольски обольстительной возможности бросить вызов самому Богу: «Я правее Тебя, хоть Ты и Бог! Я – честнее Тебя! Я порядочнее Тебя! Я добрее Тебя! Я – лучше Тебя!» Ивана оскорбляет мысль, что Бог просто принимает его к Себе, равно как и любого другого, самого опустившегося человека, не требуя от него никаких заслуг. Просто, как блудного сына.

Могут ли нормальным христианам приходить в голову такие мысли? Думаю, что да. Это тоже одна и форм искушений. Говорят Чарльз Сперджен страдал от приступов депрессии. Это не секрет, что и многие Божьи дети ведут борьбу с духами зла именно в форме борьбы с депрессивными мыслями и чувствами. Древние называли это унынием, сегодня мы называем это депрессией. Суть искушения не меняется. Когда дьявол подсовывает вас свои карамазовские мыслишки, а ваша собственная плотская природа охотно откликается на них, не прекращайте борьбу. В глубине души, в своем духе, вы все же знаете, что Бог не зря дал вам жизнь, и у Него есть будущее для вас.

Серьезная статья о Холокосте

Известно, что большинство евреев сейчас – неверующие. Израильское центральное статистическое бюро называет цифру в 75% израильтян, принадлежащих иудейской религии (2011). Но эта цифра отражает скорее этническую принадлежность, а не убеждения людей, подобно как 80% жителей России называются православными, но только десятая часть таких православных приходит в храм на исповедь и причастие. По данным того же израильского бюро от 2009 года, две трети взрослых израильтян старше 20 лет считают себя секулярными (т.е. неверующими) или нерелигиозными традиционалистами (т.е. соблюдающими какие-то традиции, но не по религиозным убеждениям). Евреи в странах Европы и Америки еще менее религиозны.

Одним из самых распространенных аргументов в пользу еврейского атеизма считается Холокост – истребление 6 млн. евреев Европы немецкими нацистами и их союзниками. Если бы Бог существовал, Он не допустил бы этому случиться. После Холокоста я не могу верить в Бога!

Надо признать, что даже и христиане оказываются под впечатлением этого аргумента. Некоторые полагают, что это неуважительно или даже бесчувственно проповедовать евреям о Христе после того, что произошло в Европе в ХХ веке.

В связи с этим я обратил особое внимание на статью Ави Снайдера, мессианского евангелиста:

Что доказывает Холокост?

«Что же мне теперь им сказать?» — спросил меня один пастор, повезший группу подростков в Освенцим. «У них теперь столько вопросов, что я даже не знаю, как на них ответить. Я даже не знаю, как ответить на свои вопросы…» «Скажи им, что Холокост доказывает истинность евангелия», — посоветовал я.

Мир говорит нам, что в глубине души все мы хорошие люди. Если только сложатся нужные обстоятельства, и мы воспользуемся нужными инструментами, получив нужное вдохновение, то наше «хорошее начало» станет очевидным для всех и принесет всем благо. Холокост же считают аномалией, осуществленной отбросами общества, а не нормальными людьми. Но Библия и ход истории доказывает нечто иное. «Лукаво сердце [человеческое] более всего и крайне испорчено; кто узнает его?» (Иеремии 17:9). Независимо от нашего желания быть хорошими людьми, наши сердца больны, и болезнь эта называется «грех». И если этому греху дать свободу или принятие в обществе, не будет никаких пределов жестокости, которые мы в состоянии излить на себя и на других. Евангелие утверждает, что всем нам нужно спасение от греха, обитающего во всех нас.

Евангелие также утверждает, что мы не можем спасти самих себя, и Холокост подтверждает эту истину. Мы не можем прятаться за мыслью о том, что Холокост произошел из-за того, что на мир опустились новые «темные века». Наука и технология продвинулись намного вперед. Искусство и культура находились на пике развития. Философия и психология получили новый импульс в понимании работы нашего мышления, нашей веры и наших действий. Но никакой научный прогресс не смог остановить Холокост. Несмотря на все наши достижения, состояние человеческого сердца остается таким же, как было.

Холокост оставил бы нас безо всякой надежды, если бы нам не принесло надежду евангелие. Бог обещает: «И дам вам сердце новое, и дух новый дам вам; и возьму из плоти вашей сердце каменное, и дам вам сердце плотяное» (Иезекииль 36:26). Это новое сердце творит чудеса. Оно хранит нас от совершения преступлений в будущем и дарует нам прощение за все преступления, которые мы совершили в прошлом.

Меня поражают христиане, которые говорят, что из-за Холокоста они не могут дать моему еврейскому народу услышать евангелие спасения! Меня поражают христиане, которые используют Холокост как оправдание чтобы НЕ проповедовать Благую Весть моему народу, как будто это Иисус виноват во всех злодействах Холокоста. (Этими словами Ави обращает внимание, что уничтожение евреев – это не результат христианской проповеди. Холокост стал возможен только после того, как власть в Германии взяли в свои анти-христиане, фашисты. Нацизм не имеет ничего общего с христианством, даже если нацист нарисует крест и Христа в виде истинного арийца.)

Так что же доказывает Холокост? Он доказывает истинность евангелия – нашу нужду в спасении. Он доказывает необходимость евангелия, ибо сами мы не можем спастись. Он доказывает спасительность евангелия даже в самые темные времена. И евангелие действительно является «силой Божьей ко спасению всякому верующему, во-первых, Иудею, потом и Еллину» (Рим. 1:16).

Ави Снайдер — http://cis.jewsforjesus.org

Христианское миссионерство

Вообще это характерно для многих христиан – смущаться от проповеди Евангелия. Особенно людям нуждающимся, бедным, обездоленным. Нам кажется, что прежде, чем проповедовать, нужно вначале помочь им в житейских вопросах.

Исторически, христиане всегда помогают нуждающимся. Первые больницы в мире – это христианские учреждения. Первые школы для всех, девочек и мальчиков и из бедных семей – это христианское новаторство. Но, когда речь идет о проповеди Евангелия, о миссионерстве, то социальная помощь не должна быть на первом месте. Может ее и вообще не должно быть. Если помощь нуждающимся стоит на первом месте, то это выглядит как взятка. Мы вас полечим, мы вам построим школу, а вы за это послушаете наши речи. Мы обустроим вашу жизнь, если вы станете христианами. Не сильно отличается от того, как если бы к вам подошли и сказали: мы дадим вам миллион, если вы присоединитесь к нашей церкви. Понятно, это выглядит некрасиво, поэтому открытая взятка прикрывается фиговым листочком социальной помощи. И на нее тратятся будь здоров какие миллионы.

Но, как и в первом случае, взятка приобрела бы только бесчестных, беспринципных последователей, так и в случае социальной помощи, христианство не утверждается в народе там, где на первом месте стоит помощь нуждающимся.

Это очень хорошо заметил профессор, занимающийся изучением церковного роста, Джордж Хантер из Эсбурской семинарии. В 1977 году он писал:

«Везде, где на протяжении последних девятнадцати с лишним столетий христианское движение делало акцент на воспитании учеников, происходили две вещи… Мы получали новых учеников и учреждали новые церкви, и одновременно росло наше влияние в обществе, и это влияние по сравнению с нашей численностью всегда было непропорционально велико. Когда же христианская миссия пренебрегала увеличением числа учеников и сосредотачивала усилия на других аспектах христианской работы, число учеников и церквей увеличивалось медленно, но вместе с этим мы не оказывали большого влияния на общество! Мы не добьемся успехов в нашей социальной работе, пока не будем иметь большого числа преданных христиан».

А как надо?

Прекрасный пример подали миссионеры в Корее в начале ХХ века. Они следовали, так называемому плану Невиусу. Джон Невиус служил пресвитерианским миссионером в Китае на протяжении 40 лет. По опыту служения, а в основном опираясь на учение и опыт миссионерской работы апостольской церкви, Невиус пришел к выводу, что насажденные церкви успешно развиваются только в том случае, когда они существуют на принципах самоевангелизации, самообеспечения и самоуправления. Эти принципы потом назвали Планом Невиуса. Вот они заключаются:

  1. Самоевангелизация. Обратившись ко Христу в результате начальной проповеди Евангелия иностранным миссионером, местные верующие должны подхватить эстафету евангелизации и не полагаться на иностранных евангелистов, миссионеров и проповедников. Они не должны оставлять свои занятия, место проживания, но продолжать свидетельствовать родственникам, соседям, сотрудникам словами и образом жизни.
  2. Самообеспечение.
    1. Местные церкви должны сами обеспечивать своих пасторов. Они не должны получать зарплату от иностранных миссий и церквей. Если община не в состоянии содержать своего служителя, то он должен продолжать зарабатывать деньги своей профессией, служа в церкви в качестве добровольца.
    2. Здания церквей должны строиться с учетом национального стиля, на средства местных христиан, а до тех пор в качестве церковных зданий должны использоваться частные дома и владения местных христиан.
    3. Библии, Новые заветы и другая духовная литература должны продаваться, а не раздаваться бесплатно.
  3. Самоуправление.
    1. Иностранные миссии назначают служителей только в самом начальном периоде жизни общины. Как только в местной церкви появляются достойные кандидаты, община должна выбрать из числа своих членов местных руководителей.
    2. Миссионеры должны избегать искушения навязывать местным общинам сложную структуру управления и участие в обременительных проектах. Местные церкви должны сами, по мере роста, создавать собственную структуру управления, минимально необходимую для жизни церкви, и начинать только те проекты, которые они самостоятельно могут осуществить.

 

Невиус настаивал на том, что по этим принципам миссионерская работа должна начинаться. Если начало положено другое, то скорее всего, эти принципы не сработают, потому что местные верующие уже будут развращены помощью иностранных миссионеров и церквей. Так и получилось, что в Китае Невиус не смог реализовать эти апостольские принципы служения. К счастью, к нему прислушались миссионеры Кореи. Именно корейские христиане осуществили на практике то, чему их учил Джон Невиус, а точнее – апостолы, на опыт которых опирался Невиус. Церковь в Корее – это самый успешный миссионерский опыт последнего времени. Причем, надо учесть, что половина корейских христиан с северной части страны, была выкошена корейскими коммунистами при поддержке СССР и Китая еще в 50-е годы.

Как не надо

Увы, принципы Невиуса, хотя и сильно повлияли на миссионерскую работу в начале ХХ века, были благополучно погребены под благими намерениями западных христиан. На самом Западе произошли радикальные перемены. Западное общество постепенно дрейфовало от христианства в сторону нового язычества: дарвинизма, гуманизма, атеизма. Христианская проповедь была выхолощена, лишена содержания, сведена к банальности – набору призывов делать добро и быть милосердными. Идеи ответственности перед Богом, вечной жизни отошли на задний план: в центре внимания оказались посюсторонние потребности человека в пище, одежде и развлечениях. Церковь стала рассматриваться как благотворительный институт. От церкви стало ожидаться, что она не будет вмешиваться в процесс формирования мировоззрения общества, а будет кормить голодных, укрывать бездомных, любить нелюбимых и т.п. Кроме того, социалистические идеи строительства Царства Небесного на земле, оказались очень популярны не только в СССР, но и на Западе. Церковь охотно приняла участие в этом строительстве перепутав время, место и методы. Миссионеры в этот период переориентировались на социальную работу. Школы, больницы, гуманитарная помощь, одежда, еда. И только на потом – проповедь Евангелия.

 

Сегодня даже евангельские церкви Америки, за рубежом, в первую очередь занимаются социальной работой. Помощью нуждающимся.

Самое популярное сегодня дело – бурение скважин для того, чтобы у туземцев была чистая вода. Занятие это очень благородное. У проповедников возникает много ассоциаций, приятных для христиан. Живая вода – Божье слово. Чистота. Омытие от грехов… Их даже особо не беспокоит то, что сами африканцы забрасывают скважины через пару лет, после того, как миссионеры перестанут поддерживать их эксплуатацию. Африканцы не против пить чистую воду, но только если для этого не требуется прилагать никаких дополнительных усилий, если кто-то другой это сделает. Эрин Крафт из организации УотерВайдВеб говорит, что многие организации с благими намерениями отправляются в Африку и бурят скважины. Некоторые из них обходятся в 30 тыс. долларов, но после того, как они выходят из строя, их никто не ремонтирует.[1] Тут ведь главное что: сделать доброе дело, почувствовать себя хорошо и забыть. Точно, как бросить копеечку нищему на паперти: стоит немногого, зато чувство удовлетворения сразу наступает от сознания собственной доброты.

Интересно, что участники уже даже не видят того, насколько далеко они отошли от апостольского замысла.

– Дадим свежую воду, а потом и проповедуем воду живую, точно как Христос, – сказал один из участников проекта. Он даже не заметил, что Христос поступал наоборот. Не Он набирал воды самарянке, рыл ей колодец, а Сам просил у нее напиться!

Могут возразить: но Он же творил хлеб! И никогда не для того, чтобы повторять это или для того, чтобы потом они Его послушали. Напротив, упрекал людей, если те шли к Нему за хлебом.

Иисус учил и апостолов делать то же самое. Идите без денег и ресурсов. Вас обеспечат, если ваше слово примут. Если дом примет, оставайтесь в нем. Трудящийся достоин награды. Вы проповедуете им слово, они дают вам кров.

В этом подходе есть огромное преимущество – вы сразу видите, верят вам или нет, ценят ваше слово или нет. Потому что у вас нет взяток, от вас нет никаких выгод. Только одно – благая весть.

Вот это – классическое миссионерство, его лучшие образцы. Брюс Уилсон, 18-летним парнем, без специального образования, без денег отправился миссионером в джунгли Южной Америки. От него не было никакой выгоды. Только бремя. Его нужно было кормить и давать кров. Но даже язычники часто это делают просто из гостеприимства.

А как же помощь нуждающимся? Перемены эти происходят, но уже силами самих новообращенных. Это особенно наглядно на примере Кореи, которая превратилась в одну из самых высокоразвитых стран мира, несмотря на то, что лет назад она была на том же уровне, что и африканские страны. Что изменило народ? Вывело его из нищеты и темноты? Подачки миссионеров? Инициатива самих корейцев.

Такой же результат миссионерства Брюса Уилсона среди племени мотилонов в джунглях Амазонки. Отличие от Африки было в том, что мотилоны жили еще в каменном веке. За несколько десятилетий миссионерской работы Уилсона, они шагнули на столетия вперед. Материальную помощь миссионер оказывал минимальную. Главное сделала личная инициатива индейцев, разбуженная евангельской истиной.

Многострадальная Африка

Африке в этом смысле не повезло. Ей уже сто лет, как евро-американские христиане пытались помочь. Плюс миллиарды помощи на уровне государств. Такая помощь только вредит. Она подкрепляет коррупцию в верхах и иждивенчество в низах. Так и получается, что по видению Рейнхарда Бонке Африка омыта кровью Христа, а по отчетам с крусейдов миллионы и миллионы спасенных христиан. А на деле Африка остается заповедником СПИДа, беспрерывных гражданских войн, межплеменной вражды. И это в христианских странах Африки. Во время недавнего геноцида в Руанде (может кто смотрел фильм «Отель Руанда»), христиане народности хуту истребляли христиан народности тутси. Выкосили под миллион душ, точно апокалипсический бледный ангел Смерть. В 2001 году, например, в Бельгии, не в Руанде, перед судом предстали две руандийские монахини – 42-летняя Консолата Муканганго, она же сестра Гертруда (Gertrude) и настоятельница монастыря Сову близ Бутара на юге Руанды, и 36-летняя Жюльенн Мукабутера, сестра Мария Кизито (Maria Kisito). Они из местных католиков, не из Европы, свои хуту. Святые сестры из бенедиктинского монастыря выдали боевикам хуту тысячи человек, спасавшихся в монастыре от резни. 22 апреля 1994 года от пяти до семи тысяч человек были убиты вокруг монастыря. Из них около 600 сожжены заживо в гараже, причем, говорят монахини сами снабжали боевиков бензином.

Не надо думать, что только сестра Гертруда и сестра Мария были такими бесчеловечными. Две трети населения Руанды, в основном народность хуту,  были католиками, а треть – протестантами.

Руандийский геноцид выглядит невообразимой крайностью. Но уже после него, в другой африканской стране, Конго, погибло в резне 6 млн. человек – семижды больше, чем в Руанде. В Конго та же религиозная картина – 2/3 католиков и 1/3 протестантов.

Если бы сегодня в Африке работал Невиус, то я полагаю, что он не отправился бы густонаселенную христианами страну, такую как Кения или Замбия. Христианам там он бы порекомендовал три принципа: самоевангелизацию, самообеспечение и самоуправление. Одной-трети протестантов в Кении достаточно, чтобы завершить миссию в этой стране. Если бы только их не развращала помощь иностранных организаций, если бы только они поверили, что во Христе они обладают достаточными ресурсами, чтобы изменить свою жизнь, освободиться от языческих предрассудков, от национализма, от равнодушия, от пренебрежения простейшими обязанностями перед ближними, если бы только они начали вести нормальную христианскую жизнь…

Кстати, самые богатые пасторы в мире живут в Африке. Иностранную помощь они не получают, но живут в дворцах, летают на собственных реактивных самолетах. Умеют же устроиться, когда хотят. Ведут вполне нормальную, хотя не вполне христианскую жизнь. И кажется мне, что эти два явления: богатство нигерийских пасторов и африканская нищета как-то взаимосвязаны.

 


[1] http://www.waterwideweb.org/repairing-wells-in-africa-when-the-water-runs-dry.html

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *